Themiskyra
My feminism will be intersectional or it will be bullshit. (c)
Триггеры: расизм, гомофобия, ксенофобия, классизм, детальное описание физического насилия, убийств, гибели людей.


Полный смысл понятия "миграционный кризис" ("кризис бежен_ок") становится понятным только после того, как увидишь фотографии происходящего. Мертвый ребенок на турецком пляже – судно, на котором его семья пыталась попасть в Европу из Сирии, перевернулось в открытом море. Отчаявшиеся семьи, заполонившие венгерский вокзал, взрослые и дети спят на полу, на тротуаре – они хотят уехать, потому что боятся, что Венгрия навсегда закроет их в "лагерях". Греческие туристические города, забитые палатками, усталые гуманитарные работни_цы, которые пытаются разместить сотни пассажиро_к, ежедневно прибывающих на ветхих суднах… На данный момент более 19 миллионов людей по всему миру были вынуждены покинуть свои родные страны из-за войны, преследования и угнетения, и каждый день это число увеличивается примерно на 42500 человек. Многие из них направляются в Европу, где вопрос о миграционном кризисе сегодня стоит, кажется, наиболее остро.

У кризиса есть два уровня. Во-первых, это военные действия и бедность, которые вынудили миллионы людей оставить свои дома на Ближнем Востоке, в Тропической Африке и других регионах, что создало миграционные маршруты по направлению к Европе. Во-вторых, (и об этом говорят гораздо реже) – все более враждебная к бежен_кам политика западных и других богатых стран. Граждан_ки и правительство этих стран, испытывая иррациональный, ксенофобный страх перед иммиграцией и потерей национальной идентичности, поддерживают популистскую антииммигрантскую политику – политику, которая все больше усугубляет кризис.

Один из главных источников кризиса – это Сирия. Более четырех миллионов человек (почти пятая часть сирийского населения) покинуло страну с момента начала в ней войны в 2011 году. Несложно понять, почему сирий_ки бегут из своей страны. Режим Башара аль-Асада безжалостно терроризирует гражданское население, в том числе с помощью химического оружия и баррельных бомб. Боевики Исламского Государства убивают, пытают и распинают сирие_к, забирают их в сексуальное рабство. Другие преступные группировки, такие как Джабхат ан-Нусра, также подвергают людей пыткам и убийствам. Пытаясь спасти свою жизнь, сирий_ки вынуждены бросать жилища и другое имущество, отправляясь на поиски безопасной территории.

Большая часть бежен_ок из Сирии изначально оказывалась в плохо финансируемых и переполненных лагерях в соседних странах. Но, не видя никакого будущего в этих лагерях, понимая, что они уже не смогут вернуться домой, многие сирий_ки решились на опасный и непредсказуемый путь в Европу.

Разумеется, люди бегут не только из Сирии. В мире существуют еще более старые конфликты, которые заставляют пускаться в бегство множество людей: например, число бежен_ок из Сомали составляет около 1,1 миллиона человек, а из Афганистана – 2,59 миллиона. Свой вклад в кризис внесли также политические и конфессиональные репрессии в других странах. Например, множество семей бежит из Эритреи, спасаясь от действующего диктаторского режима. В Мьянме мусульманский народ рохинджа подвергается жестокому насилию и этническим чисткам с молчаливого согласия правительства страны (и даже при его участии). Недавно бежен_ки-рохинджа попали на первые полосы газет – после того, как тысячи людей оказались запертыми в безвыходном положении в море на ветхих суднах, потому что соседние страны отказывались их принять. В Центральной Америке гангстерское насилие и беззаконие вынудили тысячи семей решиться на опасное путешествие на север, в США. Их будущее также неясно.

В общий поток также вливаются экономические мигрант_ки, которые едут в богатые страны в поиске лучшей доли для себя и своих семей, при том, что прямой угрозы для их безопасности не существует. Но их существование не отменяет того факта, что миллионы бежено_к принимают решение уезжать из родных стран целыми семьями, рискуя утонуть в море или погибнуть в пути, потому что это все равно лучше того, что ждет их на старом и привычном месте.

Как видите, бедствия, от которых спасаются бежен_ки, не обязательно связаны между собой, но глобальный кризис бежен_ок – это нечто большее, чем просто сумма отдельных гуманитарных катастроф. Есть несколько элементов, выступающих в роли связующих звеньев в этой ситуации. Один из них – это Арабская Весна, волна антиправительственных протестов, которая захлестнула Ближний Восток в 2011 году.

Годами Европейский Союз решал проблему бежен_ок, платя ливийскому диктатору Муаммару Каддафи за то, чтобы он перехватывал и разворачивал мигранто_к, направляющихся в Европу. Каддафи был "вышибалой" Европы, помогая удерживать большое количество мигранто_к и бежен_ок из Африки. Его методы были отвратительными: Ливия заключала мигранто_к в лагерях, где были широко распространены изнасилования и пытки. Но Европа была рада тому, что кто-то другой решает ее проблемы. В 2011 году ливий_ки восстали против Каддафи. После свержения его режима Ливия погрузилась в хаос. И, хотя путешествие через Ливию оставалось опасным для мигранто_к, путь внезапно оказался открыт.

В то же время, Арабская Весна привела к войне в Сирии и конфликту в Йемене, а также к появлению Исламского Государства в Сирии и Ираке. Естественно, все эти события никак не связаны, скажем, с потоком бежен_ок из Мьянмы или Афганистана, но они являются одними из основных причин роста глобального кризиса бежен_ок.

По мере роста кризиса, а также по мере того, как все больше бежен_ок начали покидать лагеря в Иордании и Мьянме, богатым странам стало все сложнее игнорировать эту проблему. И дело не в увеличивающемся количестве людей в далеких лагерях для бежен_ок, а в том, что отчаявшиеся семьи достигли берегов и границ Европы.

Есть несколько причин, почему все больше бежен_ок решает отправиться именно в Европу (или в Австралию, если речь идет о бежен_ках из Южной Азии, или в США, если речь идет о бежен_ках из Центральной Америки). Во-первых, оставаться на родине стало слишком опасно. Во-вторых, в лагерях бежен_ок, где они были размещены изначально, стало точно так же опасно, а надежды на появление новых перспектив пропали окончательно.

Около половины всех бежен_ок мира – это девочки, женщины, а также люди с иной идентичностью, но приписанным при рождении женским гендером. Они сталкиваются с дополнительными проблемами в лагерях бежен_ок. Простой поход в туалет или за водой может закончиться изнасилованием. Беременные рискуют своей жизнью и жизнью нерожденных детей, чтобы попасть в Европу. Из-за текущего кризиса финансирования около 70 тысяч сирийских бежен_ок могут родить в опасных условиях, поскольку медицинское обслуживание в лагерях практически отсутствует. А около 750 тысяч сирийских детей, по оценкам ООН, не ходят в школу, потому что вынуждены были покинуть свои дома в результате конфликта.

ЛГБТКИА-бежен_ки особенно уязвимы и часто подвергаются преследованию со стороны правительств своих родных стран и различных вооруженных группировок. В конце августа сирийский беженец Субхи Нахас, который является геем, обратился к мировым лидерам и Совету Безопасности ООН. Это был первый раз, когда встреча СБ ООН была посвящена исключительно проблемам ЛГБТКИА-людей. Нахас рассказал, что столкнулся с преследованием как со стороны сирийской армии, так и со стороны боевиков ИГ. ИГ начало казни людей, которые подозревались в гомосексуальности, и Нахас был вынужден бежать. "Во время казней тысячи людей, включая детей, радостно кричали, как будто это была свадьба. Если жертва не умирала после того, как ее сбрасывали с крыши здания, толпа забивала ее камнями. Это же должно было случиться со мной," – рассказывает Нахас. – "Я боялся выйти из дома. Но дома тоже было небезопасно, потому что мой отец, который следил за каждым моим действием, понял, что я гей".

Этим летом ЕС, США и Кувейт выделили 1,2 миллиарда, 507 миллионов и 500 миллионов долларов соответственно на помощь бежен_кам. Это очень хорошо, но этого все еще слишком мало – по оценкам ООН, на помощь требуется 5,5 миллиардов долларов, а также еще 2,9 миллиарда долларов необходимо вынужденным покинуть свои дома сирий_кам в самой Сирии. Сегодня лагеря бежен_ок перенаселены и не получают достаточного снабжения, а это значит, что люди, живущие в них, страдают от холода, голода и болезней.


изображение
[На фото изображен заснеженный лагерь бежен_ок в Ливане, видны хлипкие постройки из подручных материалов, в которых живут бежен_ки. В центре кадра женщина в платке пытается расчистить сугробы, ей помогает маленький ребенок, второй ребенок играет со снежком сбоку. Ливан, февраль 2015 года.]

Тем временем, сложившаяся политическая обстановка открыла ранее закрытые маршруты (например, через Ливию). Вместе с ростом числа бежен_ок растут и преступные сети, занимающиеся нелегальной транспортировкой людей, – как правило, по непомерно высокой цене, в опасных условиях и без особой заботы о пассажир_ках. Сотни тысяч бежен_ок уже добрались до Европы, и большинство из них пересекли Средиземное море на ветхих суднах и надувных лодках. Эти лодки не годятся для мореплавания, так что трагедии случаются очень часто: по оценкам Управления Верховного комиссара Организации Объединённых Наций по делам бежен_ок, как минимум 2500 человек погибли этим летом, пытаясь пересечь Средиземное море на неподходящих для этого плавательных средствах.

Наплыв бежен_ок в богатые страны дает их житель_ницам возможность почувствовать близость и остроту кризиса. Гибель детей в Сирии редко удостаивается внимания Европы и кажется рядовым и далеким событием. Но когда те же дети погибают в грузовиках в Австрии или тонут в Средиземном море у берегов Греции, то это становится сложно игнорировать.

Богатые страны, стараясь удержать бежен_ок вне своих границ, активно избегают принятия политических решений, которые сделали бы путь менее опасным. Например, прошлой осенью Великобритания прекратила финансирование операции Mare Nostrum, в ходе которой итальянские военные корабли занимались поиском и спасением бежен_ок на воде. За год этой операции было спасено около 150 000 человек. Великобритания объяснила свое решение тем, что спасение людей воодушевляет других отправиться в путь, и в ноябре итальянское правительство прекратило операцию. С тех пор ее заменили операцией Frontex, которая финансируется ЕС и имеет гораздо меньший охват – в ее ходе корабли патрулируют всего 50 километров границы, при этом она не имеет задачи искать и спасать бежен_ок.

Еще раз: уже 2500 человек погибли этим летом. И это не случайность. Это прямой результат европейской политики, направленной на то, чтобы не пускать в Европу бежен_ок.

Внутри Европы отдельные страны тоже пытаются не допустить к себе бежен_ок или хотя бы не дать им остаться надолго. Венгрия построила забор из колючей проволоки на границе с Сербией, чтобы задержать бежен_ок, добирающихся до Европы по суше. Также Венгрия ввела законы, которые запрещают повреждать забор или перелезать через него. Наказание предусматривает до трех лет тюрьмы. Венгерское правительство прекратило железнодорожное сообщение с Германией, чтобы бежен_ки не использовали Венгрию как транзитную страну на пути в Германию.

Австрия ввела пограничный контроль, чтобы отлавливать бежен_ок и других мигрант_ок. Правительство утверждает, что контроль имеет гуманитарные цели, такие как предотвращение трагедий вроде той, когда 71 человек задохнулся в грузовике контрабандистов, но критики уверены, что контроль нарушает политику открытых границ, принятую в ЕС. Тем временем, Австралия идет на беспрецедентную жестокость в попытках не допустить бежен_ок на свои берега. Людей просто заключают в бесчеловечных лагерях на отдаленных тихоокеанских островах или высылают в Камбоджу, бросая на произвол судьбы.

Правительство Северной Америки, после прошлогоднего кризиса с детьми-мигрантами, решило предложить финансовую помощь странам Центральной Америки в обмен на меры, направленные на то, чтобы не допускать детей в США. Как и в Европе, главная идея властей заключается в том, чтобы решить проблему с мигрант_ками, просто не пуская их в страну, хотя этот подход не решает сами проблемы, которые превращают людей в бежен_ок и мигранто_к.

Годами подавляющее большинство богатых стран соглашались принимать только абсолютный минимум бежен_ок. В результате, сейчас, когда кризис выходит из-под контроля, ни у кого нет плана действий для его разрешения, и нет договоренностей касательно раздела ответственности. Особенно плохо дела обстоят в ЕС. В теории, страны ЕС должны решать проблему бежен_ок коллективно, то есть действовать как единое государство. Но на практике большинство государств ЕС не хочет выполнять свою часть обязательств, и, технически, они имеют на это право согласно законам ЕС. В результате, большинство прибывающих сосредоточено в двух-трех странах, нагрузка на которые очень быстро стала непосильной. А это плохо как для принимающих стран, так и для бежен_ок.

Большую роль в сложившейся ситуации играет так называемое Дублинское соглашение, согласно которому бежен_ки обязаны подавать прошение об убежище в первой стране ЕС, в которой они оказались. В теории это правило должно предотвращать ситуацию, когда бежен_ки подают прошение об убежище по очереди в каждой стране, пока одно их них не будет одобрено. Но на практике из-за этого правила тысячи бежен_ок вынуждены оставаться в Италии и Греции, просто потому что именно в эти страны они смогли попасть через Средиземное море. Другие страны ЕС эксплуатируют это правило, чтобы взвалить все проблемы на плечи Италии и Греции.

Последствия этой политики катастрофичны. Статис Кирутис из организации "Врачи без границ" говорит, что текущий миграционный кризис в Греции – это худшее из всего, что он видел в своей жизни. "Я уже работал во многих лагерях бежен_ок – в Йемене, Малави и Анголе. Но здесь, на острове Кос, впервые в жизни я вижу, что люди просто брошены на произвол судьбы". По информации Human Rights Watch, в греческих приемных пунктах, где содержат прибывающих бежен_ок, недостаточно еды и медикаментов, а антисанитария и перенаселение по международным законам позволяют приравнять условия в этих лагерях к негуманному, жестокому и унизительному обращению.

Европейские страны вполне могут, а в теории и обязаны принять многих из этих бежен_ок. Это было бы лучшим решением не только для бежен_ок, но и для самого ЕС, чьи идеалы открытых границ сегодня находятся на грани краха. Но большинство стран ЕС ведет себя эгоистично и продолжает делать все, чтобы не подпустить мигрант_ок к себе.

Германия, к ее чести, недавно согласилась приостановить действие Дублинского соглашения по отношению к сирийским бежен_кам, которым теперь разрешено подавать прошение об убежище сразу в Германии. Но остальные страны ЕС не последовали этому примеру. И, хотя есть некоторые признаки того, что это может измениться (например, недавно Великобритания сообщила, что все же планирует принять "тысячи" сирийских бежен_ок), единый ответ ЕС до сих пор отсутствует, так что в целом Европа продолжает оставаться враждебной к людям, уже пережившим чудовищные бедствия и попавшим в страшную, безвыходную ситуацию.

В свою очередь, США по большей части просто игнорируют кризис. За все прошедшее время США приняли всего 1434 сирийских бежен_ок и согласились принять еще на несколько тысяч больше. В США существует лимит принятия мигранто_к – не более 70000 человек в год, и этот лимит не менялся годами, несмотря на меняющуюся мировую ситуацию и рост мирового населения.

Проблему бежен_ок было бы гораздо легче решить, если бы это был исключительно финансовый вопрос. Европа богата, также как и США и Австралия. Нет никаких сомнений, что ей по силам нести расходы на обеспечение и интеграцию нуждающихся в помощи бежен_ок, даже если их число значительно вырастет. В перспективе такая программа, скорее всего, окупится: как показывает опыт, иммиграция несет экономическую выгоду как для самих иммигрант_ок, так и для принимающих стран.

Но проблема вовсе не в деньгах, а скорее в действиях политических сил, которые активно продвигают нативизм, правый популизм и антииммиграционную политику. Эти политические силы достаточно сложны, но чаще всего за ними стоит простой страх перед переменами.

Принятие большого количества бежен_ок требует принятия того факта, что эти бежен_ки, возможно, изменят национальную идентичность и культуру твоей страны. Принять бежен_ок – значит принять изменения, которые консерваторам кажутся пугающими и катастрофическими. Это необходимость изменить свое представление о том, как выглядит твой город и твой район, а также расширить понимание культуры твоего общества. Это и есть настоящая проблема: кризис разразился в тот момент, когда во многих богатых странах вновь усилились ксенофобные взгляды, и многие житель_ницы этих стран поверили в то, что иммигрант_ки способны нанести серьезный ущерб их привычному порядку вещей.

Особенно остро это чувствуется внутри ЕС, отчасти потому, что экономические проблемы привели к росту популярности правых популистов, протестующих против ЕС и иммигранто_к, а отчасти потому, что внутренняя миграция в ЕС уже подогрела страхи населения перед иностран_ками. В США Дональд Трамп выехал на антииммиграционной риторике на вершины рейтингов в президентской гонке, что демонстрирует, насколько сильны сегодня ксенофобные настроения.

Политологиня Дебора Шильдкраут, изучающая иммиграцию и национальную идентичность, говорит, что причина антииммиграционного популизма часто заключается в глубоком чувстве незащищенности, вызванном демографическими изменениями. Например, проведенные в США исследования демонстрируют, что если американ_кам показывают газетные заголовки о том, что меньшинства становятся в стране большинством, они становятся более консервативны по ряду вопросов, даже не связанных с иммиграцией. Именно этим объясняется популярность Дональда Трампа: его антииммигрантская ксенофобная демагогия импонирует людям не потому, что он приводит аргументы из области экономики, а потому, что он играет на страхах белого населения. Другое исследование показало, что белые американ_ки значительно лучше относятся к идее иммигрант_ок, похожих на них самих (белых, христиан_ок и т.д.), чем к тем, кто имеет другую религию, культуру или этничность.

В Европе похожее чувство незащищенности привело к подъему антииммигрантских партий и распространению антииммигрантских политических решений. В Великобритании недавно был проведен опрос, который показал, что 67% населения считает, что правительство должно задействовать армию, чтобы предотвратить проникновение иммигрант_ок на остров. Результаты другого опроса гласят: "когда мы думаем об иммиграции как проблеме, мы связываем ее с неудачами правительства, экономической незащищенностью и закатом величия Британии". В августе британский министр иностранных дел Филип Хаммонд заявил, что мигрант_ки из Африки являются угрозой для "европейского образа жизни и социальной инфраструктуры".

В начале сентября венгерский премьер-министр Виктор Орбан также выступил в защиту жестких действий своего правительства по отношению к бежен_кам, открыто назвав их угрозой европейской христианской идентичности: "Мы не должны забывать, что люди, которые сюда приезжают, выросли в другой религии и относятся к совершенно другой культуре. Большинство из них не христиане, а мусульмане. Или вас совсем не волнует, что европейская христианская культура и так уже едва может поддерживать свои христианские ценности?"

Правда, конечно же, заключается в том, что заморозить "культуру" и "ценности" какой-либо страны в одном состоянии всегда было невозможно. Вне зависимости от европейской политики по отношению к бежен_кам и мигрант_кам, культурные и социальные нормы продолжат неумолимо меняться – точно так же, как они делали всегда. Но это и движет отчаянием антииммиграционных политик_есс: даже если они примут ноль мигранто_к, они все равно не смогут выиграть эту войну.

Отказываясь посмотреть в глаза реальности, западные страны решили сделать вид, что они могут просто игнорировать кризис и ждать, что с ним разберется кто-то другой. Великобритания хочет, чтобы Франция не пускала бежен_ок в Великобританию. Франция хочет, чтобы Италия не пускала бежен_ок во Францию. Италия и Греция хотят, чтобы другие страны ЕС приняли бежен_ок. И большая часть ЕС соглашается, что Турция, которая сегодня имеет самую большую популяцию бежен_ок на планете, должна разбираться с этим сама. У США есть ресурсы, чтобы принимать больше людей, а также хорошая программа интеграции, но США тоже предпочитает уклоняться от своей ответственности перед мировым сообществом, зная, что Атлантический океан не позволит бежен_кам появиться без приглашения.

За исключением Германии, каждая страна пытается спихнуть ответственность на кого-то еще, а это значит, что решением кризиса не занимается никто, и, следовательно, он усиливается. И этот кризис не исчезнет сам собой: отчаявшимся бежен_кам нужно где-то жить. Оставить их умирать под бомбами или в тюрьмах диктаторских режимов, или заставить их десятилетиями влачить существование в переполненных лагерях в Иордании, Турции или на Косе – совершенно бесчеловечное решение, но именно это и пытается сейчас сделать "цивилизованный" мир. Это провальная стратегия, и это слишком высокая цена за спокойствие ксенофоб_ок и популист_ок.

изображение
[На фото сирийск_ая бежен_ка в платке держит плакат с надписью "Откройте границы" и обнимает громко плачущего ребенка. Будапешт, сентябрь 2015 года.]
_____

Amanda Taub: Europe's refugee crisis, explained // Vox.com
Kaelyn Forde & Nina Wolpow: What You Need To Know About Europe's Heartbreaking Refugee Crisis // refinery29.com

другие материалы по теме:
о бежен_ках в Германии: snob.ru/profile/27504/blog/97455
о транзитных бежен_ках в Венгрии: www.facebook.com/mariia.hovanskaia/posts/102067...
справка о ситуации с бежен_ками: anatrrra.livejournal.com/223425.html
о бежен_ках в Австралии (ТРИГГЕРЫ!): meduza.io/galleries/2015/07/04/rasskazhi-mne-pr...
разоблачение мифов о сирийских бежен_ках: www.novayagazeta.ru/politics/69993.html
репортажи “Новой газеты” из Венгрии и Греции: www.novayagazeta.ru/politics/69940.html www.novayagazeta.ru/society/69967.html

(с)

@темы: Картинки, Классизм, ЛГБТКИА, Насилие, Разное, Расизм, Сексизм, Ссылки